The Nizkor Project: Remembering the Holocaust (Shoah)

Есть ли доказательства того, что Гитлер отдал приказ о массовом уничтожении евреев?


26. Есть ли доказательства того, что Гитлер отдал приказ о массовом уничтожении евреев?

ИПИ утверждает:

Нет.

Низкор отвечает:

Конечно же, есть. Гиммлер, Эйхман, Гесс и другие утверждали, что приказы об истреблении отдавал лично Гитлер.

  • Так, в декабре 1942 года Гитлер получил доклад Гиммлера, сообщающий об убийстве 363,211 евреев в августе-ноябре 1942 года. Это был всего лишь один из множества докладов от айнзатцгрупп, которые занимались уничтожением евреев и антинацистов за восточным фронтом. (См. фотографию или текст доклада).
  • Существует протокол телефонного разговора между Гитлером и Гиммлером, где Гитлер приказывает "не ликвидировать" конкретную группу евреев в одном из поездов, потому что надо было допросить одного подозрительного пассажира. Если Гитлер не знал о процессе уничтожения, как он мог приказать приостановить его в этом конкретном случае? По иронии судьбы, Дэвид Ирвинг использовал часть этого протокола, не учитывая контекст, чтобы показать, что Гитлер, якобы, пытался остановить программу уничтожения. Конечно, это было до того, как Ирвинг решил, что никакой программы уничтожения не было и в помине, и, следовательно, Гитлер не мог о ней знать.
  • Из мемуаров Гесса (Höss, Commandant of Auschwitz, 1959, p. 205):

    Летом 1941 года (точную дату я не помню) меня внезапно вызвали к рейхсфюреру СС [Гиммлеру], прямо в офис его адъютанта. В противоположность своему обычаю, Гиммлер принял меня в отсутствие адъютанта, и сказал примерно следующее:

    "Фюрер приказал решить еврейский вопрос раз и навсегда, и мы, СС, должны выполнить этот приказ... Евреи - заклятые враги немецкого народа, и должны быть уничтожены. Каждый еврей, который нам попадется, должен быть уничтожен во время войны, без каких-либо исключений. Если сейчас мы не сможем уничтожить биологическую основу еврейства, евреи однажды уничтожат нас. (R. Höss. Commandant of Auschwitz. London: Phoenix Press, 2000 [1959], p. 183)

  • Есть доказательства, представленные на разных процессах о военных преступлениях.

    Оберштурмбаннфюрер СС доктор Мартин Зандбергер, командир EK 1a:

    "Я присутствовал при обсуждениях во дворце принца Альбрехта, в Берлине, и во время речи Штрекенбаха, когда был оглашен известный указ Фюрера".

    "Штрекенбах лично уведомил меня об указе Фюрера, который сводился к тому, что чтобы навсегда обезопасить восточную территорию, все евреи, цыгане и коммунисты должны быть уничтожены, вместе с другими элементами, возможно опасными для общества".

    Согласно Зандбергеру, роль командира EK сводилась к четырем пунктам:

    [Установление] хороших отношений с армией, насколько это возможно; во-вторых, жесткое и энергичное руководство коммандос, находящимися у него в подчинении; в-третьих, как можно более быстрое и тщательное выполнение приказа, особенно части, касающейся евреев; и, в-четвертых, как часть этого указа Фюрера, жестокая борьба с коммунизмом.

    Вопрос: какие указания дал вам [бригаденфюрер Вальтер] Шталекер перед тем, как вы покинули Ригу?

    Ответ: Он дал два приказа: первый - поддерживать как можно более хороших отношений с армией, и второй, как я сказал, согласно указу Фюрера, уничтожить эстонских евреев. (Из показаний, данных по делу айнзатцгрупп, 1947-1948, т. 6, с. 2143-2176, цит. по A. Ezergailis, The Holocaust in Latvia: 1941 - 1944. Riga: The Historical Institute of Latvia, 1996, pp. 204 - 205).

  • Есть захваченные немецкие документы.

    Меморандум бригаденфюрера СС Вальтера Шталекера от 6 августа 1941 года. Этот меморандум был написан в ответ на "Советы по обращению с евреями в Остланде" Хинриха Лозе (27 июля 1941 года). До начала войны с СССР, евреев на оккупированных нацистами территориях обычно отправляли в гетто и эксплуатировали их труд. Хинрих Лозе, управлявший Остландом, рекомендовал продолжить подобное обращение. В ответ на это бригаденфюрер СС Вальтер Шталекер, глава айнзатцгруппы А, написал:

    "Предлагаемые меры относительно решения еврейской проблемы не гармонируют с указами относительно остландских евреев, данными айнзатцгруппой А, полицией безопасности и СД. Проект не принимает во внимание новые возможности избавления от еврейского вопроса в восточных регионах.

    В генерал-губернаторстве [Польше] не было серьезной опасности в том, чтобы оставить евреев в их жилищах и на рабочих местах. Но в Остланде как местные евреи, так и пришедшие с красными, стали ведущими сторонниками большевистской идеи. Многие евреи - открытые коммунистические активисты. Опыт дает нам основания полагать, что беспорядки будут возникать даже через большой промежуток времени после военной оккупации Остланда. Саботаж и террористические действия могут ожидаться не только от коммунистов, не принимавших участие в предыдущих действиях, но и именно от евреев, которые используют любую возможность для создания беспорядка. Острая нужда в умиротворении восточной территории делает необходимым устранение всех возможных источников беспорядка.

    В проекте, очевидно, не предусматривается переселение евреев как немедленная мера, следующая из параграфа V; скорее, она трактуется как менее важный, более поздний процесс.

    В заключение, я подытожу тем, что скажу: еврейский вопрос должен быть решен 1) полной и стопроцентной очисткой восточной территории от евреев; 2) предотвращением увеличения числа евреев; 3) использованием евреев в качестве рабочей силы; 4) подготовкой к последующей транспортировке в резервации за пределами Европы.

    Такие меры могут быть предприняты только силами полиции безопасности и порядка".

    Постскриптум к письму гласит:

    "Желательно, перед тем, как сделать какое-либо заявление, еще раз обсудить эти вопросы устно, особенно потому что так безопаснее, и потому что это касается основных приказов высших властей, адресованных полиции безопасности, которые не должны обсуждаться в письменной форме".

    (Полный текст меморандума в A. Ezergailis, The Holocaust in Latvia: 1941 - 1944. Riga: The Historical Institute of Latvia, 1996, pp. 378 - 380).

    Согласно Эзергайлису, Шталекер упоминал об основных приказах еще три раза: 15 октября 1941 года и 31 января 1942 года.

    Сводный доклад Шталекера от 15 октября 1941 года:

    "С самого начало ожидалось, что одни только погромы не решат еврейскую проблему в Остланде. Целью операций зачистки, проводимых полицией безопасности в соответствии с основными приказами, было наиболее тщательное уничтожение евреев".
    И дальше, в этом же докладе:
    "В связи с этим, уместно будет обратить внимание на довольно заметное сопротивление офицеров гражданской администрации испольнению казней в больших масштабах. С сопротивлением казням во всех случаях боролись, указывая на то, что исполнение казней было результатом основного приказа".

    Сводный доклад Шталекера от 31 января 1942 года:

    "Согласно приказам, устанавливающим основные принципы, систематические зачистки в Остланде включали наиболее полное уничтожение еврейства".

    (A. Ezergailis, The Holocaust in Latvia: 1941 - 1944. Riga: The Historical Institute of Latvia, 1996, p. 232).

  • В своем последнем слове на суде Эйхман сказал:

    Эти массовые убийства - только результат политики Фюрера.

    Это цитата из The Real Eichmann Trial (1979, p. 152) ревизиониста Поля Рассинье.

  • Феликс Керстен был личным мануальным терапевтом Гиммлера. Он написал в своих мемуарах (Kersten, The Kersten Memoirs, 1956, pp. 162-163):

    Сегодня у меня был длинный разговор о евреях с Гиммлером. Я сказал, что мир больше не потерпит уничтожения евреев; самое время остановить его. Гиммлер сказал, что это было не в его силах; он не был Фюрером, а Адольф Гитлер дал ясный приказ на этот счет. Я спросил его, знал ли он о том, что история однажды укажет на него, как на одного из величайших убийц, из-за того, как он уничтожал евреев. Он должен подумать о своей репутации, не загрязняя ее таким упреком. Гиммлер ответил, что он не сделал ничего плохого, он только выполнял приказ Адольфа Гитлера.

    ... Я сказал Гиммлеру, что у него еще был шанс оставить хороший след в истории, показав гуманное отношение к евреям и другим жертвам концлагерей - если он действительно не был согласен с приказами Гитлера об уничтожении. Он мог бы просто забыть о некоторых приказах Фюрера и не выполнять их.

    "Возможно, вы правы, герр Керстен, " - ответил Гиммлер, но также добавил, что Фюрер никогда не простил бы ему этого, и немедленно приказал бы его повесить".

    28 ноября 1941 года Гитлер встретился с муфтием Хаджем Амином Хуссейни. Доктор Пауль Отто Шмидт оставил заметки о встрече (см. Fleming, Hitler and the Final Solution, 1984, pp. 101-104). Во время встречи Гитлер пообещал муфтию, что после того, как будут достигнуты некоторые цели, "единственной оставшейся целью Германии в регионе будет уничтожение евреев, живущих под британской защитой в арабских землях".

  • Не стоит забывать и о публичных речах самого Гитлера, процитированных в ответе на первый вопрос. По крайней мере, три раза он публично сообщал о своих планах по уничтожению евреев.

    "Никаких доказательств", угу.

    В оригинальной версии 66ВиО этот вопрос был идентичен вопросу 53, только сформулирован несколько иначе:

    "Есть ли доказательства того, что Гитлер знал о массовом уничтожении евреев? (первоначальная версия 26-го вопроса);

    "Какие есть доказательства того, что Гитлер знал о происходящем массовом уничтожении евреев?" (вопрос 53 в обеих версиях).

    Это пример того, насколько хорошо был "продуман" этот памфлет.


  • [ Назад | В начало | Дальше ]

    Home ·  Site Map ·  What's New? ·  Search Nizkor

    © The Nizkor Project, 1991-2012

    This site is intended for educational purposes to teach about the Holocaust and to combat hatred. Any statements or excerpts found on this site are for educational purposes only.

    As part of these educational purposes, Nizkor may include on this website materials, such as excerpts from the writings of racists and antisemites. Far from approving these writings, Nizkor condemns them and provides them so that its readers can learn the nature and extent of hate and antisemitic discourse. Nizkor urges the readers of these pages to condemn racist and hate speech in all of its forms and manifestations.